Скифия

page.title

Скифия... Красивое и необычное слово для русского обывателя, которое редко, используется в лексиконе политических обозревателей...

Происхождение скифов, этнический состав до сих пор вызывает в научной среде множество споров. В чем согласно подавляющее большинство историков - скифские племена объединяет зверинный стиль в искусстве, из оружия - особый короткий меч "акинак" и небольшой композитный лук с короткими стрелами. Разговаривали скифы на диалекте иранского языка, ныне мертвом. Что касается генетики, по результатам изучения ДНК скифских захоронений, их носители принадлежали к Y-хромосомной гаплогруппе R1a.

Самый, пожалуй, интересный эпизод в отношениях между скифами и греками, описан Геродотом. Царю Скилу, сыну Ариапифа и эллинки, с детства была привита любовь ко всему греческому - языку, обычаям, нравам, обрядам и манерам. Во время своего правления он стал активно поддерживать торговлю с греками и лоббировать интересы греческих полисов. Дошло до того, что Скилл отстроил в греческой Ольвии себе дом, где жил вместе с семьей по эллинским обычаям и приносил жертвы греческим богам. Участь Скилла была печальна. Как сообщает Геродот, скифы, прознав, что Скилл поклоняется Вакху, решили свергнуть царя. По мнению Геродота, именно нарушение скифских обычаев и стало причиной его смерти: "Так крепко скифы держатся своих обычаев и такой суровой каре они подвергают тех, кто заимствует чужие."

Впервые, о скифско-сарматском наследии заговорили поляки. С конца 16 века, в поисках собственной идентичности, польская знать стала обращать внимание на древние восточные народы, пытаясь связать свою генеалогию с ними. Сарматский миф строился на упоминаниях античных историков древней Сарматии, в которую входила и территория Речи Посполитой. Летописцы 16 века укрепили веру поляков в происхождение их от сарматов. В среде историков могут до сих пор идти длительные дебаты о происхождении сарматов, но в общественном сознании Польши прочно закрепилось право на сарматское наследие, как источник государственной и национальной гордости.

Распространялась поверхностная религиозность, укреплялась убежденность в роли Польши как «оплота христианства»; неприязнь к иностранцам нашла идеологическое оправдание - необходимостью отрезаться от Европы, в которой были преданы идеалы рыцарской свободы (страх перед абсолютизмом и тиранией соседних стран). Идеализировался фольклор. Утверждалось, что система создана Богом, а потому самая лучшая и нерушимая (отсюда мания величия и себялюбие), что простота родных обычаев, есть национальная жемчужина. В польском псалмопении В. Коховского (1695 г.), Бог указывает на это значение в мотивации своего выбора: «и как сердца человеческие просты, так Я давно полюбил сарматские поля».

В 1604 г. Ю. Юрковский сделал вывод: «Сарматы нынешние так отличаются от старых, как толстые татары от знаменитых римлян». К концу века журналисты все чаще говорили о необходимости реформ, пересмотра государственных и системных традиций, а наследие отцов подвергалось острой критике. В 1765 г. «Монитор» описал этот упадок самим термином сарматизм, имея в виду негативные явления, «идолы сарматизма»: простодушие, суеверие, нетерпимость, ксенофобию, невежество, анархию. Со временем, однако, взгляды были изменены: не простота, а респектабельная "простота" обычая и одежды, противопоставление иноземной моды с «древней добродетелью», консерватизм, уходящего корнями в старые польские традиции. Рациональная реабилитация, проведенная во время разделов, восстановила гордость «бывших поляков». В начале 19 века название сарматизм стало синонимом не государственного термина для нации, а просто для поляков. При разделах, вспоминались и ценности, покровительствующие сарматской традиции: храбрость, добродетель, личная и республиканская свободы. Эти реабилитационные тенденции, безусловно важные для национального самосознания, общности и наследия, именовались «романтическим сарматизмом», позднее они ослабли с упадком знати как прибежища сарматского мифа.

В России к скифскому мифу обратились в начале XX века. Если в Польше к скифо-сарматскому миру аппелировала знать, и таким образом сформировала польскую нацию, то в России несколько писателей, поэтов, деятелей культуры и политиков, под руководством Иванова-Разумника, объединились в группу "Скифы". Группу объединял мистический взгляд на революцию. В революции они видели восточную стихию, очищающую и преображающую человечество. "Скифы" писали о мессианстве России, призванной противостоять обывательскому мещанству запада. Силой, способной положить конец «мещанству», Иванов-Разумник считал интеллигенцию. Именно она должна была принести свободу всему народу, сначала в индивидуальном, а затем и в общественном, политическом смысле.

«Арийская» тема привлекла внимание Блока и Белого. В период Первой мировой войны для участников «скифского движения», «скифы» виделись творцами нового мира, способными примирить Восток и Запад. Россия представлялась особым «христианско-арийским», или «греко-славянским миром». Блок писал: «Последние арийцы — мы». Он разделял идею связи славян со скифами, то есть «арийцами»:

Мильоны — вас.

Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,

С раскосыми и жадными очами!

В 2011 году евразиец Павел Зарифуллин, основал движение "Новые скифы".

"большинство народов бывшего Советского Союза считают, что происходят от скифов: одни народы – с точки зрения языка, другие — генетики, третьи – кочевого быта, четвертые – культурной преемственности"

Павел Зарифуллин

"математически доказали фактически преемственность, правоту нашего известного историка Бориса Рыбакова о том, что славяне многое почерпнули от скифов, а скифская культура плавно переходила в славянскую."

Павел Зарифуллин

Важными качествами, по мнению новых скифов - неуёмность, неистовость, умение идти вперед, даже когда враг превосходит их по численности. Таким образом русская цивилизация идёт в ногу со временем и сохранят свою индивидуальность. Зарифуллин предсказывает, что для сохранения русской цивилизации в будущем, будет появляться всё больше «скифов», потому что могут ориентироваться в нынешнем ускоренном, пассионарном времени, — людей или, возможно, духи, которые приходят от предков, от «наших хранителей»

В 2018 был переиздан сборник "Скифы", в предисловии к которому был написаны манифесты "Воля и красота" и "Этнофутуризм Солнечного Царства".

Кроме скифского кружка, к этой теме обращались и другие русские поэты:

"Мы — те, об ком шептали в старину,

С невольной дрожью, эллинские мифы:

Народ, взлюбивший буйство и войну,

Сыны Геракла и Эхидны, — скифы.


Вкруг моря Черного, в пустых степях,

Как демоны, мы облетали быстро,

Являясь вдруг, чтоб сеять всюду страх:

К верховьям Тигра иль к низовьям Истра.


Мы ужасали дикой волей мир,

Горя зловеще, там и здесь, зарницей:

Пред нами Дарий отступил, и Кир

Был скифской на пути смирен царицей..."

В украинском дискурсе Скифия присутствует меньше, тем не менее существуют попытки связать в единое целое историю скифов, княжеского Киева и запорожской сечи. Казаки в этом контексте понимаются как духовные и прямые наследники скифов-украинцев (https://zn.ua/amp/ART/velikaya_skifiya__ukraina_kak_evropeyskaya_strana.html)

Но что же есть у Донбасса? Царские скифы. Территория царства находилась не в северных лесах, а здесь, на Донбассе. Что может сказать Донбасс миру? Новая нация? Новый технологический уклад? Гегемония в Евразии? Много вопросов и ни одного ответа. Только вызовы современности и требования воевать за одну из сторон...

26 мая 2022 г. 19:11, обновлено: 26 мая 2022 г. 19:59